Из истории заселения юга Енисейской губернии народами Прибалтики

Научное общество учащихся Синеборской средней школы заинтересовались темой, лежащей на поверхности истории нашего села. Часть населения владеет эстонским, литовским, латышским языками, но их речь слышится все реже, молодое поколение говорит на русском, и лишь понимает родной язык. Культура прибалтов Сибири ухолит в пласты истории. Нас заинтересовал вопрос, как шло формирование населенных пунктов на юге Енисейской губернии из представителей далекой Прибалтики. Встреча с жителями села В-Суэтук случилась в июле 1997 г. совместно с научными сотрудниками Шушенского этнографического музея. Паап Юганна Александровна (1921 г.р.) поведала вот такую легенду: “Два парня - Ванна Юган и Мута Юган —3 года шли из Эстонии по этапу, вместе с другими гремели кандалами по Московскому тракту. Направили их в Шушенскую волость, казачью станицу Дубенское, а там им указали место жительства на берегу речушки Ашпа. Оставили бородатые казаки топор, пилу, лопату да буханку хлеба, сказались через неделю прибыть. К ночи Юганы сладили шалаш, разложили костер, вскипятили водицы, пожевали казачьего хлебца — с тем и легли, а утром за работу — рыть землянку, к зиме готовиться, а место на берегу Ашпы назвали Суэтук — горящий огонь — костер”. А вот данные, обнаруженные в музее им.Мартьянова, открывают следующие факты: “Латышское население Н. Буланки Минусинского уезда, а также финнов и эстов в селениях В-Суэтук и В-Буланка состоит из потомков ссыльных и поселенцев из Остзейского края”. (Е.К.Яковлев “Этнографический обзор инородческого населения долины Южного Енисея”, г.Минусинск 1900 г.). По записям Григорьева “в конце 40-х годов из Рыжковской финской колонии Тобольской губернии пришли по своему желанию в Шушенскую волость 4 семейства финнов, которые временно проживали в с.Каптырево, а в 1851 г. приехали на место, где теперь находится колония В-Суэтук. С 1857 г. в эту колонию стали водворять ссыльных финнов, в 1875 г. прибыло сюда еще 6 семейств вольных поселенцев-финнов”. Там же селились латыши, эсты и между ними происходили национально-бытовые разногласия. По настоянию лютеранского пастора 5 семей отошли и обосновали в 1861 г. колонию В-Буланка, в которой в 1891 г. по переписи уже жило 764 души, в В-Суэтуке 531. По данным В.Гаупта: “Эст Юрий Кульдем весной 1850 г. ушел из русской деревни в необжитое место на речке Суэтук и до осени жил в землянке, к зиме семья вошла в дом — это было рождение финской колонии В-Суэтук. В 1851 г. прибыло еще 5 семей из Западной Сибири...” Остается вопросом, как случилось, что эсты полностью вытеснили финнов и считают село своим?

Население исповедует лютеранское направление, костел построили в 1888 г., в 1934 его постигла участь всех богослужительных мест, и вот в 1990 г. произошло второе рождение: старое здание освятили и проводят службы. Этим летом мы встретились с пастором из г.Тарту Яанусом Ноормяги, который ежегодно приезжает на день святого Ивана. Вместе с сотрудниками нашего музея слушали службу на местном кладбище, куда пришло, приехало все эстонское население близлежащих сел и городов, обменялись адресами и вот уже получили весть из этнографического музея г.Тарту. Они оказывают ощутимую помощь местной средней школе с литературой на эстонском языке, школа существует, согласно документам, с 1864 г., а вторая — с 1887 г.

Эстонский народ трудолюбивый и жил неплохо своим трудом. В селе в 1857 г. было 137 лошадей, 120 голов крупнорогатого скота, 102 десятины пахотных земель. Ходили на заработки в г.Артемовск — мыть золото. Совместно с работниками нашего музея нам удалось найти интересную информацию о международной выставке в г.Чикаго, по случаю 400-летия открытия Америки, где принял участие житель колонии В-Суэтук Максим Миллер, и на Колумбийской выставке за сибирские сорта хлебного зерна получил Бронзовую медаль в 1893 г.

Всеми членами экспедиции 1997 г. было отмечено, что дома старожилы строили добротно, по-сибирски: полы и потолки врубали в паз, первый уровень заливали глиной, засыпали землей, а на 2-м, 3-м ряду врубали 2-й уровень, что удерживало тепло в доме. Для украшения использовали нарядные наличники глухой резьбы, а больше можно заметить пропильную резьбу, что характерно для юга нашего края. Как рассказали жители, славились здесь и свои мастера: на заказ делали наличники семья Прейнов, а печник Матцун Отта бил матушку-печь, пока из глины вода не пойдет. Не было отбоя от заказчиков у Яна Кепра на изготовление мебели.

Рассказывали нам и о женщинах-мастерицах, но каково было наше изумление, когда Юганна Александровна, смущаясь, показала свою скатерть, связанную крючком — это тонкое, витиеватое вязание, рисунки повторяли красоты сибирской природы. Нарядно и торжественно выглядят покрывало, занавески, гольфы-чулки, связанные эстонским рисунком из крашеных шерстяных ниток. Посмеялась хозяйка над современной летней обувью и открыла секрет как мастерить серки-тапочки: кожаная подошва, а боковины выкраивали из холста или сукна, удерживались на ноге круговой шнуровкой тесьмой — ноге легко, не жарко летом. Наша спутница Елена Ильинична Бауман вспомнила, как в детстве любила играть в пебис — мяч, скатанный из весенней коровьей шерсти на мыле.

Славится В-Суэтук своим духовым оркестром не только по всем окрестным весям, в 1996 г. побывали в Талинне, Стокгольме, где получили поощрительные награды, а оркестр рожден в 1935 г. под руководством Пенза Рудольфа.

Общероссийские трагические события не обошли и далекое село В-Суэтук. Перед местным кладбищем стоит черный металлический крест, мраморные стелы, привезенные из Талинна, а маленькие голубые ели сторожат память о погибших в годы репрессий 1937-38 г.г. — 43 жизни канули в Лету: Пенза Александр, Руслан Дына и Рудольф, Аньян Юга и Густав, Эйман Карл, Притэ Антон...

Я бы хотела вас познакомить с судьбой одного из тысяч — Кадак Карла Юрьевича 1905 года рождения, осужденного постановлением НКВД и прокурора СССР от 20 мая 1938 г. по политическим мотивам, приговорен к расстрелу, но дело было прекращено за отсутствием состава преступления —это определение Судебной коллегии по уголовным делам Верховного Суда РСФСР от 4 ноября 1958 г. Но вдова Юлия Карловна получила справку о смерти мужа 11 ВЭ № 090594, что “гражданин Кадак Карл Юрьевич умер 28 августа 1945 г., причина смерти — брюшной тиф, о чем в книге записей актов гражданского состояния о смерти 1962 года июля месяца 18 числа произведена соответствующая запись за № 17. Место смерти: в местах лишения свободы”... Юлия осталась с 5-ю детьми, выжили трос — Рудольф, Владимир, Амалия. Рассказывает она своим 12 правнукам об их прадеде, прапрабабушке Брамман-Янсон Екатерине, знавшей три языка, самой грамотной в деревне женщине, которая была делегатом краевой конференции в конце 20-х годов как хорошо знающая русский язык и жизнь прибалтийских колоний юга края; большего мы об этой конференции не знаем. При всех перипетиях жизни, больше помнится хорошего. При встрече она рассказывает как работали, растили детей и радовались их успехам.

Встречаясь с жителями эстонской колонии, чувствуешь их тоску по родным, которые уехали на большую Родину. Но есть день в году, когда встречаются и радуются этому свиданию все живущие эстонцы, разъехавшиеся по ближним городам, — день Святого Ивана. И хочется посвятить этим людям строки:

Раскинулось эстонское село
В сибирском далеком крае,
Средь леса и холмов оно
Цвело, благоухало, словно в мае.

Живет оно второй уж век
Вдали от Родины, корней.
Преодолел все человек,
Трудясь, лишь вспоминая о ней.

Он сохранил язык и быт,
Эстонский стол и свои нравы,
Секрет — как пиво вам сварить,
Соткать, связать и сшить оправу.

Трудолюбивый, дружный, спорый
Во всех делах —таков он есть!
На день Ивана пляской скорой
Воздаст святым и смертным честь.

КОТЕНОК Любовь Дмитриевна — учитель Синеборской средней школы Шушенского района, руководитель научного общества учащихся
Материалы научно-практической конференции “Ссылка на юге Енисейской губернии” (к 175-летию образования Енисейской губернии), 6-7 октября, 1997г. Шушенское 1997 г.